Дмитрий Белый: Донецк и Донбасс или вернутся в состояние Дикого поля, или станут новой Калифорнией

 

Дмитрий Белый: Донецк и Донбасс или вернутся в состояние Дикого поля, или станут новой Калифорнией

http://www.62.ua/news/747463



Известный писатель, доктор исторических наук, долгое время преподававший в Донецком юридическом институте - сегодня вынужден был покинуть родной город. Его взгляд на настоящее и будущее Донецка и Донбасса по-научному беспристрастен и по-писательски ярок и метафоричен.

- Предполагал ли ты, коренной дончанин, что тебе вместе с семьей внезапно придется бросить дом и уехать из Донецка на неопределенное время? Насколько предсказуемо было подобное развитие событий?

- Я родился и прожил до 17 лет в Макеевке. Затем поступил в Донецкий государственный университет и после этого учился, а потом работал и жил в Донецке. Предыдущие 46 лет моей жизни были связаны с Донбассом. Ну а сегодня, по разным данным, от трети до половины дончан по всем известным причинам покинули столицу Донбасса.

Когда-то я во Львове давал интервью о своей работе, о Донецке. Я сказал, что Донецк - это очень сложный регион, и с ним надо проводить очень мудрую политику. Ведь последние 24 года Донецк играл колоссальную роль в жизни Украины. Начиная с того, что если бы не массовые забастовки шахтеров 1990-91 годов, процесс обретения Украиной независимости был бы намного более сложный, с одной стороны.

С другой стороны, тут есть и негативные моменты. Потому как политические кланы, приходя к власти, опираясь на поддержку Донецка, действовали как раз вразрез с интересами Украины.

Когда в 2005 году в Донецке проходил Конгресс украинистов, выступая на круглом столе, посвященном перспективам Донецка и роли Донбасса, в разговорах с иностранными учеными, социологами я сказал буквально следующее: «Донбасс имеет колоссальный энергетический потенциал, именно людской. Однако в каком направлении, в какое русло он будет направлен? Если Киев проявит достаточную мудрость и такт и в то же время в определенной степени и жесткость, Донбасс станет одним из мощных фундаментов становления Украины как независимого государства. В противном случае с регионом будут проблемы, как с миной замедленного действия". Что мы, увы, сейчас и наблюдаем.

Донбасс всегда был специфичен и по условиям работы, и по уровню жизни, и по формированию социальной среды. Поэтому в исторической ретроспективе управлять им всегда было достаточно сложно - и Петербургу, и Москве, и Киеву. В свое время Троцкий, кстати, очень точно сказал, что «Если вы отправляетесь на Донбасс, не забудьте взять свой политический противогаз».

- Дмитрий, как ты относишься к формулировке, которая сегодня часто фигурирует у так называемых «вышиватников», что Донбасс - это генетический сброд?

- Это мерзкая формулировка. В одном из своих интервью, отвечая на вопрос, будет ли Донбасс когда-либо украинским или нет, я сказал, что не собираюсь ни идеализировать, ни демонизировать Донбасс. Это очень непростой регион, но, собственно говоря, как и любой другой. У него есть своя специфика, которую я бы охарактеризовал словами "Не верь, не бойся, не проси". То есть очень мало веры политикам, очень мало веры каким-то идеологемам. Многие люди приезжали в Донбасс далеко не от хорошей жизни. Далеко не в самых хороших условиях жили, выживали и работали.

И от этого довольно узкое сосредоточение на какой-то конкретной, очень четкой проблематике и недоверие к лозунгам. Японский историк Гироаки Куромия отмечает в своих работах, что на Донбассе всегда было традиционное общество. В каком отношении традиционное? Не в нашем классическом - село, устоявшийся коллектив. Сосредоточение на своих мелких проблемах и при этом принцип: если верить кому - так это верить своим. То есть это сукин сын, но это наш сукин сын.

Напомню, что Донбасс в 1991 году массово проголосовал за независимость Украины. Но, к сожалению, тот путь развития, которым Украина шла последние 20 лет, был ориентирован на то, что украинскость представлялась, в первую очередь, как вышиванки, украинский язык, наша славная история и все. Процесс украинизации происходил, но он шел очень медленно. Я помню, как в 1991 году шахтеры на макеевской шахте имени Бажанова вышли с лозунгом «До Київа ближче, ніж до Москви" и "Украина, вспомни свою славу".

Но Украина стала независимой, а что шахтеры получили?

Получили ли они социальную справедливость, какие-то реформы, которые вывели бы их из этой феодальной зависимости? Получили ли они государственную поддержку для развития своего профсоюзного движения?

В 1998 году "Беркут" очень жестко расправился с шахтерской забастовкой. Киев не обращал внимания на реальные проблемы, которые были в Донбассе. И это очень многое объясняет.

Если бы на Донбассе увидели, что Украина - это не только идеалистические представления («садок вишневий коло хати», вышиванки, глечики), а прежде всего пространство справедливости, свободы, государство, которое прижимает олигархов и безраздельных хозяев этих шахт, эти копанок, естественно, Донбасс намного быстрее стал бы по-настоящему украинским Донбассом.

Донбасс, конечно, был украинским, но не простым украинским.

- Тем более что по всем советским и по украинским переписям большинство населения в Донбассе составляли этнические украинцы. Насколько я знаю из твоих исследований, Донецкая область населена не просто украинцами, а чуть ли не на четверть настоящими "бандеровцами", то есть выходцами с Западной Украины. Это правда?

- Да, конечно. Это потомки тех, кого после войны, часто силой, советская власть вывозила из Западной Украины. Молодежь, выпускники ФЗУ, чтобы они работали на шахтах.

Потом, когда шел размен территорий и этническими меньшинствами между Польской Народной республикой и СССР, когда поляки из Западной Украины переселялись в Польшу, а украинцы из Восточной Польши, около миллиона человек, в Украину, многие из них целыми селами переселялись на Донбасс.

Собственно, сами "бандеровцы" в том числе. Воины УПА, которым после отсидки в Сибири не разрешали возвращаться на родину, также в большом количестве селились на Донбассе.

В моей родной Макеевке целый поселок на народном слэнге так и назывался "Бандеры".

Многие ехали из Западной Украины также вполне добровольно, на заработки на наши шахты и заводы.

- В Украине сейчас есть сторонники того, что не стоит нам воевать за враждебный Украине Донбасс, а смириться с этой потерей и строить новую страну без этого региона. Не только в переносном, но и в прямом смысле отгородиться от Донбасса стеной.

- Это абсурдная идея, на мой взгляд. Конечно, Донбасс непростой регион и нужно приложить очень много усилий, чтобы он полностью интегрировался в украинское пространство. Но давайте исходить из того, что у нас уже есть украинское государство - и его задача создавать и формировать единое государственное пространство.

Второе - Украина после многих столетий безгосударственности только начинает получать государственный опыт. Один из элементов этого опыта - умение интегрировать территории в государство, которое есть.

А отгородиться от Донбасса стеной - это, в принципе, заложить цепную реакцию сепаратизма, которая сто процентов пойдет по другим регионам от Закарпатья до Галичины.

А во-вторых, это расписаться в собственной несостоятельности как государства.

Хотя я понимаю, что, на первый взгляд, сегодня для многих в Украине этот вариант выглядит вполне привлекательно. Вот расстанемся с проблемным регионом и заживем. Но с политической, да и ментальной точки зрения это расписаться в собственном бессилии.

Я не хочу показаться наивным оптимистом, но я верю в большие перспективы Донбасса. Если мы посмотрим в исторической ретроспективе практически на любую страну из тех, которые возникли в ХІХ-ХХ столетии, то в каждом из этих государств были намного большие проблемы со своими непростыми регионами. И успешные государства с этими вызовами справились и создали нации. Яркие примеры тому Север и Юг США и Италии. Были свои проблемы во Франции - Вандея, Нормандия, Корсика.

Донбасс имеет колоссальные перспективы, даже сейчас. С западными инвестициями, с нормальными реформами системы управления, после проведения декриминализации и люстрации – Донбасс несомненно станет процветающим регионом в составе Украины.

- А реально ли будет вернуть Донбасс в Украину ментально. Ведь ты знаешь, что многие дончане искренне верят, благодаря российской пропаганде, что страшные обстрелы в Донецке, в результате которых погибли десятки мирных жителей, на совести украинской армии. И пылают к Украине, как им кажется, вполне праведной ненавистью. Смогут ли они стать когда-нибудь если не патриотами Украины, то хотя бы просто лояльными гражданами украинского государства?

- Шанс всегда есть. При разумной политике государства этот шанс можно реализовать.

- Должна появиться новая региональная политическая сила, которая выражала бы региональные особенности и пользоваться доверием Донбасса? Как аналог в Германии баварской партии ХСС?

- Что у нас происходило? В 90-х годах были закрыты шлюзы для нормальным проукраинских политиков. Невозможно было выйти из Донбасса на общеукраинский уровень. Поэтому конкуренции Партии Регионов на Донбассе реальной не было. Было бы весьма желательно, чтобы такая проукраинская, но местная региональная партия возникла.

Но, с другой стороны, лучше было бы, если бы наши ведущие общенациональные партии начинали формировать свои программы с учетом украинской перспективы Донбасса.

- По последним данным, уже свыше 1,5 миллионов беженцев покинули Донбасс. Как ты считаешь, реально их возвращение после прекращения войны?

- Зависит от того, кто как устроится. Но если честно, то думаю, как минимум треть уже не вернется никогда. Причем, к сожалению, это наиболее пассионарная часть беженцев - интеллигенция, малый и средний бизнес, рабочие высокой квалификации - которые быстрее других смогли устроиться на новых местах. И многие уже успешно начали жизнь с чистого листа.

- А сам планируешь возвращаться?

- Будет зависеть от обстоятельств. Останется ли там жилье, работа. Шансы, что после войны не будет ни того, ни другого, увы, весьма велики.

- У тебя есть свой прогноз, когда закончится война?

- Если перемирие все-таки начнет выполняться, то, возможно, это произойдет уже к концу лета. Донбасс - это слишком большой регион, чтобы его можно было долго оставлять в свободном плавании. Это не Приднестровье и не Абхазия с Южной Осетией. Такая большая территория, с четырехмиллионным населением и с неопределенным статусом в центре Европы, - такая ситуация неприемлема для всех наших соседей.

- Благодаря мощным инвестициям, к Евро-2012 Донецк превратился в великолепный, красивый процветающий город с шикарными парками и стадионами, новыми гостиницами и деловыми центрами. Появится ли когда-нибудь у обезлюдевшего во время войны мегаполиса шанс вернуть себе звание деловой столицы Украины?

- Кстати, во Львове многие до сих удивляются тому, что произошло в Донецке. Ведь Донецк в материальном отношении жил лучше, чем Львов и Центральная Украина, и с точки зрения благополучия уступал в Украине только Киеву.

Я, правда, устал уже объяснять, что максимум только 25-30 процентов были сторонниками "ДНР".

С другой стороны, это благополучие отчасти и породило некий донецкий близорукий взгляд на жизнь, что все это богатство - есть производное Донбасса, а не удачное использование регионом своего экономического и политического влияния на всю Украину. У определенной части дончан появилась иллюзия, что так будет всегда и поэтому этим не стоит дорожить. А еще хуже мысли, что это мы такие передовые и развитые, и если отбросить "балласт" в лице остальной Украины, то заживем еще лучше.

Что касается перспективы... Предыдущая история Донбасса закончилась. Та логика, по которой Донецк развивался последние сто сорок лет, завершена. Она была построена на запоздавшем лет на 60-70 процессе индустриализации Российской империи, а потом СССР.

Сейчас Донбасс индустриальный закончил свою историю. Война в какой-то степени стала катализатором этого процесса.

Мы помним, что проукраинские митинги в марте прошлого года собирали до пяти тысяч человек. Это немало, но оказалось недостаточно. Вышло бы в марте сто тысяч человек, и сегодня в Донецке не было бы боевиков. А тогда несколько сот заезжих гопников и провокаторов с битами стали диктовать городу свою волю или волю своих хозяев.

Чтобы ответить на вопрос, возможно ли возрождение города, надо знать ответ на вопрос, каким будет Донбасс после войны.

Если будет "ДНРовский" Донбасс, то он превратится в новую Абхазию или Приднестровье, то есть нищий и вымирающий регион, из которого выедет все более или менее работоспособное население. Донбасс вернется к тому, из чего начал, - превратится вновь в "Дикое поле".

Я надеюсь все же на другой сценарий. Один американский социолог и экономист заявил, что Донбасс может стать новой Калифорнией. Когда промышленный и человеческий ресурсы региона и города при привлечении инвестиций позволят им сделать новый исторический рывок и не только вернуть былое благосостояние, но и пойти в своем развитии дальше.

Когда-то британский инвестор Джон Юз приехал на землю, где не было ничего, и стал строить завод, вокруг которого и вырос город.

Я надеюсь, что Донецк после войны, находясь в составе реформированный Украины, сможет предложить для потенциального инвестора гораздо больше возможностей. У нас заложен огромный потенциал для развития в самых разных сферах - от туризма до сельского хозяйства. К примеру, мало кто знает, но под Волновахой у нас есть даже свой Стоунхедж.

У украинского Донбасса есть миллион возможностей для успешной самореализации.



Создан 22 фев 2015



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
https://www.gismeteo.ua/weather-donetsk-5080/