75 лет назад началась советско-финская война. Поразительные аналогии

 
 

75 лет назад началась советско-финская война. Поразительные аналогии

http://cripo.com.ua/?sect_id=5&aid=184979



Откровенно сфальсифицированный и надуманный повод агрессии, мифическое восстание финнов, замалчивание жертв среди мирного финского населения и т.п. — все это вызвало шок в мире. Симпатии однозначно были на стороне гордого маленького народа, героически защищавшего свою землю. Как писал советский посол в Англии И.Майский: "За семь лет моей предыдущей работы в Лондоне как посла СССР я пережил немало антисоветских бурь, но то, что произошло после 30 ноября, побило все рекорды".

 

Современная война — прежде всего, — информационная. Война технологий психологического влияния, которое со временем легко конвертируется в политическое. Циничная пропаганда по принципу "чем наглее и безумнее, тем лучше" дошла уже до предела, когда маски, наконец, сорваны — Геббельса публично признают довольно мудрым человеком.

Впрочем, как это ни парадоксально, но на этой, как ее теперь называют, "гибридной" войне не последнюю роль начала играть "диванная сотня", а с учетом распространения технологий, наличия множества разнообразных социальных сетей, форумов, сайтов и т.п., где активно обсуждаются новости, можем сказать, что существуют целые диванные войска. "Бесстрашные", они денно и нощно ведут многочисленные бесконтактные битвы.

Над бойцами "диванной" армии насмехаются эксперты, их откровенно презирают бойцы, для которых ад т.н. АТО стал не компьютерными баталиями за кофе и домашними пирожками, а ежедневным поединком со смертью. Влияние информационной войны ни в коем случае нельзя недооценивать. Ведь "диванный" гвалт может легко трансформироваться в настоящую панику.

С этой точки зрения огромный вред наносит информация, которую довольно часто можно услышать от некоторых экспертов, — дескать, Украина к войне не готова, армия слабая и небоеспособная, оружие старое, боевой техники недостаточно. Да и вообще, куда нам тягаться с таким могущественным государством, как Россия. Подобные выводы "экспертов" однозначно является элементом информационной войны. Они порождают страх, панику, уныние. "Зачем воевать, ведь мы все равно обречены! За что гибнут наши ребята?.." — такими мыслями действительно можно легко разложить армию, а значит потерять страну. Ведь что такое армия в условиях войны без дисциплины?! Что такое солдат без веры в победу?! Без веры в правоту своего дела?!

Вслед за известным киноперсонажем следует задуматься: в чем же сила общества, государства, армии, которая в итоге становится залогом победы? Конечно, количество самолетов, танков, подводных лодок и т.п. свидетельствует о могуществе той или иной державы. Впрочем, не менее важен и моральный дух бойцов, тот же человеческий фактор.

Ведь не холодное мертвое железо выигрывает битвы! С этой точки зрения весьма полезен анализ опыта вооруженного конфликта, о котором в Советском Союзе всегда вспоминали не так часто, как следовало бы. Речь идет о советско-финской войны 1939–1940 гг. Полезный именно в смысле соотношения как военного потенциала двух стран (Финляндия, проигрывая Советскому Союзу в десятки раз по всем показателям, свою независимость, пусть даже с территориальными потерями, но все же отстояла), так и затраченных усилий и полученных результатов. Кроме того, это именно тот, не такой уж и редкостный на войне, случай, когда человеческий фактор оказался сильнее самой современной на тот момент техники.

Маршал К.Мерецков вспоминал, как еще в июне 1939 г. И.Сталин поставил перед ним задачу разработать план нападения на Финляндию. Правда, в духе сталинской пропаганды это нападение было предложено назвать "контрударом". Логика простая: финны ТЕОРЕТИЧЕСКИ могут напасть на СССР? Ну, очевидно, могут. Поэтому не дадим ни единого шанса "агрессорам" — ударим первыми. Конечно, такой подход не имеет ничего общего ни с международным правом, ни с логикой, но Советский Союз и его лидеры жили по своим законам и правилам. Во второй половине июля 1939 г. план нападения ("контрудара") был готов. В соответствии с ним на разгром Финляндии силами четырех армий отводилось 12, максимум 15 суток.

У советских стратегов было достаточно поводов для оптимизма. Ведь население Финляндии в 1939 г. — лишь 3,7 млн чел., в Советском Союзе — 185 млн. Финская армия мирного времени насчитывала всего 37 тыс. воинов: три пехотные дивизии, кавбригада и несколько отдельных батальонов. Страна была отнюдь не самой богатой в мире, поэтому на финансирование вооруженных сил не могла выделять значительные суммы. Как результат — у финнов было около 400 пушек шести калибров и пятнадцати систем.

Почти половина — безнадежно устаревшие 76-мм пушки образца 1902 г. (достались в наследство от Российской империи). Восемь 76-мм пушек были изготовлены в 1922–1923 гг. Из тяжелой полевой артиллерии финны могли выставить только 
32 гаубицы калибра 150–152 мм. А на складах сохранялось почти 300 пушек, сконструированных еще в ХІХ в. Катастрофическая ситуация с вооружением заставила финнов задействовать на фронте несколько десятков этих "ветеранов". Остальные — годились разве что для музеев.

Еще на вооружении было до сотни более или менее современных противотанковых пушек, 14 старых, еще российских, траншейных пушек выпуска 1914–1915 гг. Заметим также, что обучение курсантов-артиллеристов владению современным оружием началось только за 1,5 месяца до начала войны, и поэтому кадры удалось подготовить всего для 15 противотанковых взводов.

Самым проблемным было состояние танковых войск. Только в 1938—1939 гг. в Англии было закуплено 33 танка "Виккерс" (до этого у финнов было 34 французских "Рено" образца 1919 г.). Главной проблемой было то, что, опять же с целью экономии средств, танки покупали без оружия, радиооборудования и оптических приборов. Всем этим финны планировали доукомплектовать танки постепенно и собственного производства (так было значительно дешевле). Таким образом, в конце 1939 г. у финнов было лишь 10 более или менее боеспособных танков (без радиооборудования).

Финская авиация могла похвалиться только 17 современными бомбардировщиками английского производства Бристоль "Бленхейм" Мк. І. Остальные около сотни самолетов больше соответствовали требованиям Первой мировой войны.

В целом на момент нападения СССР у Финляндии были огромные проблемы с материально-технической базой армии. С началом войны эти проблемы лишь заострились. После проведения мобилизации финским солдатам не хватало 75% пистолетов, 15% винтовок, 70% автоматов, 20% формы, 40% станковых пулеметов и т.п. Потому и не удивительно, что советские военачальники заранее рьяно делили финскую территорию.

Что же у финнов было в активе, на что они надеялись? Главной их надеждой была линия Маннергейма — система фортификационных сооружений на Карельском перешейке, которую начал возводить генерал Карл фон Маннергейм сразу после обретения Финляндией независимости в 1918 г.

Была проведена кропотливая и изнурительная работа, ибо речь шла фактически о возведении стены на границе с СССР. Как результат — главная линия обороны протянулась на многие километры от Ладоги до Финского залива. Только ее передовая полоса имела глубину от 16 км — на восточном фланге, до 50 км — на западном.

В целом — почти 200 дотов, более 600 дзотов, почти тысяча блиндажей, сотни километров траншей, противотанковых и проволочных заграждений в 3–5 рядов и т.п. Кроме того, были укреплены тыловые позиции — а это еще десятки оборонительных сооружений. Да, на момент нападения СССР не все элементы фортификации были достроены (а некоторые уже устарели), но это было уже что-то.

Главную же силу своей страны определил сам К.Маннергейм: "Ее (укрепленной линии. — К.Н.) прочность — это результат стойкости и мужества наших солдат, но ни в коем случае не результат прочности сооружений". Именно этот фактор так фатально недооценили кремлевские стратеги.

После принятия решения о нападении Советский Союз начал действовать по хорошо знакомой нам сейчас схеме: демонстративное наращивание войск на границе для психологического давления плюс откровенный дипломатический шантаж. 14 октября нарком иностранных дел В.Молотов передал финским дипломатам ультиматум (хотя и под видом "дружеского предложения СССР") с требованием не только значительных территориальных уступок, но и размещения на территории Финляндии советской военной базы (один пехотный полк, два дивизиона зенитной артиллерии, два полка авиации, батальон танков) и разоружение укрепрайонов вдоль границы.

Финны ответили отказом. Следует отметить, насколько дальновидными оказались руководители Финляндии, которые еще в далеком 1939 г. поняли, к чему может привести разрешение разместить на своей территории российскую военную базу...

Война стала неизбежной. Впрочем, Кремль позаботился о видимости законности. Спецслужбы срочно "организовали" повод для начала агрессии.

26 ноября В.Молотов вручил представителю Финляндии Ирие-Коскинену ноту. Согласно документу, будто бы 25 ноября финская артиллерия неожиданно атаковала советских пограничников, вследствие чего погибло четверо красноармейцев, ранено девять бойцов.

Финны незамедлительно провели свое расследование инцидента и выяснили, что стрельба на границе действительно имела место. Но выстрелы были с советской стороны вдоль своей же границы, и снаряды разорвались в безлюдном месте. Финны заявили, что на том участке границы у них вообще не было настолько дальнобойной артиллерии, чтобы уничтожить советскую заставу, и предложили провести тщательное расследование при участии международной комиссии и незаинтересованных экспертов.

Понятно, что объективное расследование не входило в планы Кремля. Циничной выдумкой был сам факт обстрела финнами советской территории. Не говоря уже о "жертвах". Ведь НИКОГДА, даже через десятки лет, советское правительство так и не назвало имен и фамилий убитых и раненых бойцов. Где они служили? Где похоронены убитые? Где пострадавшие лечились? Фото одного-единственного раненого солдата или интервью с ним были бы важнее, чем десятки нот протеста.

30 ноября 1939 г. в 8.30 утра без объявления войны, после 30-минутной артподготовки, по всему фронту началось наступление Красной армии. Дата была выбрана не случайно. Имея огромное материальное преимущество, кремлевские наглецы планировали провести в Хельсинки парад победы — он должен был стать праздничным подарком Сталину на его 60-летие (официально — 21 декабря, хотя на самом деле он родился на год раньше, и 18 декабря).

Подчеркнем, на время боевых действий в Красной армии, по самым скромным подсчетам, было в 1,7 раза больше солдат, в 33 (!) —танков и в 3,7 раза — самолетов, чем в финской. А некоторые исследователи называют куда большие цифры: например, современные российские ученые Л.Лопуховский и Б.Кавалерчик утверждают, что только во время боев на Карельском перешейке финны уступали Красной армии по количеству танков в 49 раз, а самолетов — почти в 18. Не говоря уже о том, что советская техника была значительно новее и современнее. Планировалось, что такая армада просто раздавит Финляндию. Но все произошло совсем не так.

Малочисленная, но весьма мотивированная финская армия, несмотря на устаревшее оружие и оборудование, отчаянно сопротивлялась нападающим. Введенные в заблуждение обещаниями быстрой и легкой победы, советские части двигались, как на параде или маневрах. Например, соединения 8-й и 9-й армий передвигались исключительно по центральным дорогам, даже не побеспокоившись о прикрытии своих флангов. В составе только 8-й армии было шесть стрелковых дивизий, танковая бригада общей численностью 75 тыс. бойцов и почти 500 танков. Однако командующий И.Хабаров значительно ослабил боеспособность своей армии, отдав приказ наступать пятью изолированными дорогами. Т.е. фактически раздробил армию на небольшие группы.

Финский военачальник полковник П.Талвел немедленно воспользовался этим, применив гениальную и единственно возможную тактику — разбивать советские части поодиночке. Это дало возможность одержать ряд значительных побед, даже несмотря на то, что под командованием Талвела был лишь один пехотный полк и семь отдельных батальонов. Фантастическое численное преимущество не помогло Красной армии. Стремительным ударом финские отряды разбили 139-ю стрелковую дивизию. Ее бойцы в панике убегали, бросая оружие и технику. Такая же судьба постигла и 75-ю стрелковую дивизию, посланную на помощь. Финны получили богатые трофеи: 60 танков, 3 бронеавтомобиля, 30 пушек, 200 станковых и 140 ручных пулеметов, 
3350 винтовок, сотни пленных.

Умело используя трофейную технику, финны отрезали от тылов и полностью окружили 18-ю, 44-ю, 54-ю, 163-ю и 168-ю стрелковые дивизии, 218-й танковый батальон. Лишь немногим бойцам Красной армии удалось прорваться к своим. 18-я дивизия потеряла около 10 тыс. солдат.

ратская дорога

После битвы на Раатской дороге, во время которой финны разгромили 44-ю стрелковую дивизию

Подарок И.Сталину срывался, война уже не вкладывалась в никакие прогнозируемые сроки, генералы гнали в бой новые и новые части. Так демонстрировали преданность вождю. Окруженные дивизии вместо помощи получали только малопонятный приказ "держаться".

Иногда командиры на местах, на свой страх и риск, без преувеличения рискуя жизнью, принимали решение вырываться из котлов. Когда командир окруженного батальона капитан С.Рязанов попробовал на совещании офицеров поставить задачу прорываться из окружения, офицер особого отдела застрелил его на месте "за измену". Силы красноармейцев таяли, а финны получали богатые трофеи. Только 28 февраля 1940 г. ставка разрешила, наконец, пробиваться из окружения. Но шансов на спасение для большинства бойцов уже не было. Так, из 18-й стрелковой дивизии и 34-й танковой бригады лишь около тысячи красноармейцев посчастливилось выйти к своим.

Советские историки, а за ними и большинство современных российских значительно преувеличивают силу финского укрепрайона, делая ударение на том, что наступление Красной армии разбилось непосредственно о линию Маннергейма. Впрочем, самой большой проблемой для нападающих стали не мертвый холодный бетон и броня дотов и дзотов, а живой несокрушимый боевой дух их защитников. Ведь части 7-й армии вышли на рубеж линии обороны финнов на правом фланге только 4 декабря, в центре — 6 декабря, а на левом фланге — 10 декабря. А дальше намертво стали.

Попытка лобового штурма 6 декабря, несмотря на многочасовую артподготовку и то, что в бой бросили свыше 150 танков, провалилась. Несколько десятков танков было потеряно. На этом наступление закончилось. Выразительный факт: на центральном участке Карельского перешейка близ озера Муолааньярви продвижение Красной армии захлебнулось за целых 10 км до линии Маннергейма! На этом участке у финнов были лишь незначительные полевые укрепления. Но и их хватило, чтобы на месяцы задержать Красную армию.

Высшее командование попробовало исправить ситуацию кадровыми перестановками. К.Мерецкова назначили командующим 7-й армии вместо В.Яковлева, а саму армию дополнительно усилили еще тремя дивизиями. Горя желанием оправдать доверие любой ценой, Мерецков бросал армию в отчаянные массированные атаки.

Главный расчет был на мощные танковые удары. Впрочем, определенным успехом можно считать только атаку 19 декабря, когда танкистам удалось продвинуться вглубь финской обороны на 3 км, прорвав две полосы заграждений и уничтожив финскую противотанковую батарею. Но финны не утратили дух, мощным огнем отсекли пехоту и контратаковали, забрасывая машины гранатами и бутылками с бензином. Красная армия была вынуждена в который раз отступить, потеряв в тот день еще несколько десятков машин.

Неприкрытая агрессия вызвала резкое осуждение СССР на международной арене. Маленькая Финляндия, которая героически защищалась от захватчиков, вызвала сочувствие во всем мире. Почти 12 тыс. добровольцев прибыли на помощь финнам из десятков стран: Швеции, Дании, Норвегии, США, Венгрии, Бельгии, Голландии, Литвы, Латвии, Англии, Португалии и др. Самой ценной была помощь Швеции: 80 тыс. винтовок и свыше 300 современных орудий.

Лига Наций попыталась урегулировать конфликт. 4 декабря 1939 г. генеральный секретарь Ж.Авеноль настойчиво приглашал В.Молотова прибыть в Женеву и дать объяснение. Впрочем, Советский Союз, в который уже раз, продемонстрировал чудеса дипломатической демагогии. Ж.Авеноль получил телеграмму, в которой было заявлено, что СССР не воюет с Финляндией, а находится с ней в мирных отношениях. И именно правительство "Демократической Финской Республики" попросило 2 декабря 1939 г. вооруженную помощь от "братского народа".

Кремль в первый же день войны позаботился о создании марионеточного нового "правительства" Финляндии. Легитимность "министров" (по сути, собралась небольшая группа никому не известных людей) не удивила только Советский Союз, а еще Монголию и Туву. Заметим, что, несмотря на сообщение о массовой поддержке финнами этого "правительства" и даже какое-то "восстание солдат", найти предателей было нелегко. Даже генеральный секретарь компартии Финляндии категорически отказался участвовать в каких-либо "правительствах".

Можно сказать, что единственной службой СССР, безупречно проявившей себя в той войне, стала советская пропаганда. За считанные дни удалось создать атмосферу тотальной циничной лжи (весьма похоже на нынешнюю ситуацию на Востоке Украины, где российскую пропаганду уже сравнивают с геббельсовской). Фактически население СССР лишили шанса услышать хотя бы слово правды о событиях зимы 1939—1940 гг. Другое дело, что такую же "информацию" СССР транслировал на весь мир.

Откровенно сфальсифицированный и надуманный повод агрессии, мифическое восстание финнов, замалчивание жертв среди мирного финского населения и т.п. — все это вызвало шок в мире. Симпатии однозначно были на стороне гордого маленького народа, героически защищавшего свою землю. Как писал советский посол в Англии И.Майский: "За семь лет моей предыдущей работы в Лондоне как посла СССР я пережил немало антисоветских бурь, но то, что произошло после 30 ноября, побило все рекорды". Как следствие — 14 декабря 1939 г. СССР исключили из Лиги Наций.

мангрейм

Советский агитплакат, на котором маршал Маннергейм изображен кровавым палачом финского народа

В конце февраля — начале марта 1940 г. Красная армия начала свое последнее наступление. Ценой огромных потерь удалось прорвать линию Маннергейма. Финны предложили мир. И СССР, в частности и под давлением мирового сообщества, был вынужден согласиться. Несмотря на все жертвы, финны свою страну отстояли. Вместо легкой прогулки на неделю-две, Советский Союз получил кровавую войну длительностью в 105 дней. Погибло почти 150 тыс. советских бойцов (и еще 17 тыс. пропали без вести). Финны потеряли менее 23 тыс. Также Финляндия потеряла 62 самолета и 8 танков, СССР — 640 самолетов и 650 танков (еще 1800 были подбиты и 1500 вышли из строя).

фин-проп

Образец финской контрагитации

Эта война дает пример успешной борьбы против противника, который по многим материальным показателям имел преимущество в десятки раз. Следует повторить еще раз не весьма оригинальную мысль: количество и качество — далеко не тождественные понятия. История знает немало примеров, когда немногочисленные армии на своей земле, демонстрируя образцы героизма, на равных бились и побеждали захватчиков.

Да, история учит человечество, но, к сожалению, люди часто не усваивают ее уроки. Правда, есть повод и для оптимизма: историческое развитие свидетельствует, что ни одна тирания, ни одна империя (и путинская не исключение), построенная на агрессии, крови, захвате чужих территорий и уничтожении народов, не простояла долго.



Создан 09 дек 2014



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
https://www.gismeteo.ua/weather-donetsk-5080/